Хамидов Осман Абдуллаевич, 1958 года рождения, сын турков репатриантов из южной Грузии, что это такое может знать только такой же. Родился здоровым жизнерадостным мальчиком по крайней мере, бабка меня в этом уверяла, (царствие её небесное).

В 59 году эпидемия полиомиелита накрыла и меня! Ребенок только начавший ходить, стал инвалидом первой группы на всю жизнь. Полиомиелит, как известно не лечится до сих пор! Каким ребенок выходил из криза, таким он оставался на всю жизнь.

У моих родителей хватило мужества отдать меня в интернат, для таких как я детей инвалидов, где я и учился, лечился до 17 лет. Там же в седьмом классе впервые взял в руки гитару нашего классного руководителя Петра Яковлевича, партийная кличка - Петр первый. 185 сантиметров росту, рыжие волосы колечками до плеч, ох и тяжела была его рука в немилости. Гитара была семиструнной, освоил я ее довольно быстро, Петр научил меня наигрывать разные полечки, одно произведение помню до сих пор - называлось почему то "Гибель Титаника", хотя сейчас звучит достаточно современно. К классу девятому у меня уже была своя шестиструнка за семнадцать рублей, обменял её на гитару, подаренною мне братом (дамской ее называли), маленькая такая. Доплатил семь рублей, которые изъял у него же. Это было его еженедельное содержание на учебу, питание, общежитие и т.д. Как он прожил эту неделю я не знаю, но благодарен я ему до сих пор без меры! Кто знает если бы не он, как бы сложилась моя судьба впоследствии? К десятому классу я уже настукивал одним пальцем на раздолбанном пианино, пылившимся в актовом зале, "О мами о мами мами блю о мами блю…" и даже аккорды ухитрялся брать не очень фальшиво. Конец последнего учебного года был катастрофой… нас выбрасывали из, хоть и скудного и однообразного, но спокойного существования, в совершенно другой мир, где, таких как мы, в лучшем случае не ждали!

Почти все мои однокашники спились в первый же послешкольный год! Что стало с девчонками я не знаю, помню только об одной девушке, выпившей через пару месяцев бутылку уксуса и умершей в страшных мучениях… Мы ходили на могилку - там я в первый раз в жизни выпил водки… сказали, что так надо, хотя у мусульман пить, а тем более на могиле, как-то не принято. Да и мусульманин я больше по наследству! Глубоко уверен что Бог один, а это уже наше людское паскудство разделило его на своего и чужих богов). Потом мне стало весело, и мы на могилке, только что засыпанной, начали ржать на потеху всем прохожим… Потом мне стало плохо, и кто меня довез до дома я не помню, помню только осуждающий и ненавидящий взгляд Нельки (моей соседке по парте) - это она нас всех собрала на похороны.

Что-то сломалось во мне с той поры, и на людей я стал смотреть только с той колокольни, что мол чем он лучше меня что не заболел, и почему заболел я, а не он? Почему все девчонки, в которых я влюблялся (а инвалиды очень влюбчивые скажу я вам) кто смеясь, кто с жалостью объясняли мне, что жизнь на этом не кончается, что на них клин светом не сошелся, что я еще встречу свою любимую и неповторимую, что я герой не её романа и т.д. и т.п. Оригинальностью их ответы не блистали. Сами они были довольно глупы (это я сейчас понимаю), но тогда я был готов умереть за одну их улыбку. Что мне помогло не скатиться как мои одноклассники я не знаю, наверное музыка! К тому времени я уже довольно бойко "шкрябал" на гитаре. Девчонки по группе (я поступил с подачи отца в финансовый) млели, но целовались всё равно с другими. Только я уже и не смотрел на них как на богинь, всё было видно невооруженным глазом. Она-то (музыка) и заставила меня почувствовать себя человеком, во многом даже чем-то превосходящим своих здоровых сверстников.

Играл в институтском ансамбле не на последних ролях, там и заметил, что получается у меня очень даже неплохо. Сравнивал свою игру с игрой приезжавших к нам артистов и вдруг понял, что я не последний в ряду. Это было открытием! Я, в тайне от родителей, стал собирать стипендию… им говорил, что стипендия мне как неуспевающему не полагается. Хотя я, действительно, не успевал - неинтересно мне было бумаготворчесто, а также собирал те деньги, что на неделю мне давала мать (10 рэ). Из них тратил два-три рубля - этого хватало на чай с хлебом без сахара. Организм был молодой и всё терпел. Остальные откладывал в копилку. Собрал 140 рублей и купил колонку (с усилителем внутри) - называлась Электроника. Страшное советское фуфло, но тогда это был праздник! На ней было встроенное вибрато и фузз… Фузил я так, что из соседнего дома кидали в окна старыми башмаками, и довольно часто попадали. Почувствовал, что вырос из гитары я уже на третьем курсе.

Учеба моя - это отдельный разговор! В течение первого семестра у меня было 174 пропусков (помню до сих пор!), а у всех моих девчонок - 29! В группе нас было 33 девки и я полумужик (кто же тогда на экономистов кроме девчонок и инвалидов учился) ? Спасало только то, что заведующий факультетом был наш дальний родственник, он меня хоть и материл, но врубался неизменно, спасибо ему! Всё чаще тренькал на пианино, опять же в актовом зале, и всё чаще то, что я тренькал, узнавали окружающие (верный признак, что продвигаюсь)! К концу учебы я играл в институтском ансамбле на фоно. Как играл надеюсь понятно, но чтобы кто-то рядом лучше играл - такого не было! Кровь из носу… я за ночь снимал всё новое, что мог услышать от друзей, с пластинок, да мало ли откуда.

После института два года бил баклуши… Мать моя сильно меня ругала, но потихоньку от отца каждый день мне подкидывала денег. Да и какой из меня экономист был наверное понятно из вышесказанного. Как-то когда я по обыкновению тренькал на пианино в клубе, туда заглянул завклубом, только что поступивший на работу. Послушал и брякнул: "В тебе, Хамидов, пропадает талант! Я тебя в люди выведу! Куплю аппаратуру… а всё, что тебе надо - это сыграть что-нибудь путевое на празднике хлопка. Будут гости из "обкома" смотри не облажайся!" Битлз к тому времени я играл, Дип Перпл тоже, а вот ничего комсомольского не знал. За ночь выучил несколько советских "хитов" от неувядающего Кобзона, который теперь самый демократичный певец современности, и вырубил наповал заезжих чинуш из обкома! Директор, рассудив здраво, что я ему пригожусь, не медля выделил деньги на аппаратуру и пошло поехало. На чём я с тех пор только не играл! Легче сказать на чем не играл, но неизменно шел вверх хотя были и обломы. Вот совершенно поворотный момент в моей жизни, это когда я заработал свои первые пять рублей! Мне их дали за то, что играл на свадьбе у нашего завкома (дочь замуж выдавал), тогда я понял, что могу зарабатывать деньги, то есть я такой же, как все! Упорно и настойчиво стал создавать на пустом месте ансамбль, который бы мог играть на свадьбах и не Битлз (это тогда все играли), а свадебные песни! Национальные мне давались с неимоверным трудом (ведь вырос я среди русских). Родной язык русский, а своему я научился более или менее в 19 лет! Особенно неправильные с точки зрения европейца ритмы, 5/8; 7/8; 9/8; и потолок 11/8, по сравнению с ним тек файф - "в лесу родилась елочка"! Но упорство и труд, как говориться всё перетрут… что и случилось. У меня завелись деньги, сначала маленькие, дальше больше, я смог купить себе первую органолу, так они тогда назывались - назывался "Эстрадин" может кто вспомнит?

Всё, что было дальше - это как сон! Я стал уважаемым человеком (так уж устроено в этом мире, у кого деньги тот человек), женился по любви на совсем молоденькой девушке (она моложе меня почти на 10 лет)! Теперь я был завидным женихом, и хоть родители ее были против, я её украл, как и полагается по всем законам! Украл громко сказано… просто прикатил на машине, уже своей, она села и видай наших…!!! Родились дети: сначала дочка, потом мальчик. Я уже играл на синтезаторе Roland D50, который не был даже у "Яллы" (помнит ли кто эту узбекскую группу?). Купил я его у, прикатившего на гастроли в Ташкент, В.Кузьмина за 12 тысяч, которые сам же и заработал.

Ничего не предвещало новых напастей, так нет же… в 89 году произошли так называемые Ферганские события, и турков вынудили покинуть места на которые их насильно же и переселили! Мы с семьёй попали в Азербаджан, успешно проели все деньги которые у нас были. По части изъятия денег равных азербайджанцам нет и не будет! Хотя мне всё равно этот народ симпатичен (многие со мной не согласятся и будут правы). Я был вынужден четыре с лишним года сидеть почти на проезжей дороге и играть всем тем, кто потехи ради, что либо заказывал. Заработал на трехкомнатную квартиру в Баку и боли в спине, зато теперь отмокаю каждый день в ванной… Потихоньку отремонтировался, в этом году дочь поступила в БГУ, жизнь опять налаживается! Два года назад купил по настоянию всё того же брата комп, стал писать фонограммы на заказ, на свадьбы да банкеты стало не хватать терпения. Появилось, благодаря интернет, много друзей. Всем им огромное спасибо за то что они есть!

Жизнь продолжается хотя уже в другой ипостаси!!!

Никогда в жизни не написал бы всё это и не выставил бы на всеобщее обозрение (я по натуре очень мнителен и закомплексован) если бы не Володя Носов, который и убедил меня в том, что моя, его и много других похожих историй, могут помочь кому-то воспрянуть духом, и в очередной раз полезть на вроде бы неприступную стену!

Но как говорил не безызвестный майор из фильма "В бой идут одни старики" - "горят как миленькие", падают эти стены очень даже натурально, только постараться надо!

Всем, всем, всем - у нас еще всё впереди!

Осман Хамидов.